О чем промолчал Джаракести

https://www.facebook.com/Jarakesti/

В конце 50-х, начале 60-х годов прошлого столетия мой отец Смирнов Борис Петрович, журналист, работник Агенства Печати Новости (АПН), провел несколько лет на дипломатической работе в Индонезии, с которой у СССР налаживались очень дружественные отношения. Достаточно вспомнить проведенные там в 1963 году на построенном советскими специалистами стадионе -близнеце Лужников комплексные спортивные игры GANEFO (Games of the New Emerging Forces — Игры новых развивающихся сил). Сделано это было в пику Олимпиаде в Токио в духе соревнования для спортсменов стран «антиимпериалистической» ориентации.

Отец отлично владел австронезийскими языками, в том числе малайскими и яванским, не единожды лично встречался с тогдашним президентом страны Ахмедом Сукарно, переводил его работы на русский (Сукарно А. Индонезия обвиняет: сборник статей и речей / пер. с англ. И. П. Ястребовой, с индонез. Б. П. Смирнова. — М.: Иностранная литература, 1956. — 354 с.)
Разбирая отцовские бумаги много лет спустя после его кончины, я наткнулся на множество рукописных страниц, которые оказались переводом некоего индонезийского текста, очевидно того, о котором я слышал от отца еще в детстве. Отец много путешествовал и очень интересовался самобытной культурой страны "трех тысяч островов", всегда привозил множество увлекательных историй и баек.

Одну из них, о поездке в отдаленную часть острова Явы, он в красках частенько пересказывал впоследствии. В тот раз отец поехал совместно со своим товарищем по дипкорпусу поляком Анджеем Вавжиняком, у которого интерес к индонезийской культуре, как впоследствии оказалось, был далеко не «платоническим». После того, как Анджей, используя дипломатические каналы, вывез такое количество раритетов, что сумел на основании своей частной коллекции основать и возглавить в Варшаве Музей Архипелага Нусантары (ныне Музей Азии и Тихого океана), личным распоряжением Сукарно ему был навсегда закрыт въезд в страну.

В то путешествие отец со товарищи выменяли в одном из отдаленных монастырей среди прочих и некий манускрипт, причем совершенно в духе Остапа Бендера - по сути - на несколько блоков Мальборо, полбуханки черного хлеба и банку советской тихоокеанской сельди (все это было в тогдашней Индонезии невиданным дефицитом). По словам отца, служка монастыря упорно настаивал на целой буханке , но половина была уже съедена в дороге, и с трудом удалось уговорить служку взять взамен селедку.

Манускрипты впоследствии, к сожалению, исчезли вместе с ушлым поляком, попросившим их у отца «на пару дней» ровно за сутки до своего исчезновения. Отец очень сокрушался по поводу собственной доверчивости и того, что не удалось закончить перевод всего документа, над которым он, как понимаю трудился достаточно долго. То, что сохранилось, я после кропотливой разборки его трудночитаемого почерка (благо у меня к этому времени уже имелся достаточный опыт по дешифровке рукописи воспоминаний Бубнова Н.М.) транскрибировал и слегка отредактировал в части исправления очевидных описок и предлагаю Вашему вниманию.

С моей точки зрения по своей содержательной части эти главы, каждая из которых самостоятельна, но все они объединены центральной фигурой царственного отшельника Джаракести, являются несомненной жемчужиной философско-религиозной мысли Азии и вполне могут не только посоперничать с произведениями европейских философов, но и стать в один ряд с Санг Бомой, Рамаяной и Махабхаратой.

С любовью и доброй памятью о моем отце.

 https://www.facebook.com/Jarakesti/


Долгожданная

Застрелилась моя долгожданная.

На ваганьковской мерзлой могиле.

И на белом декабрьском саване

Брызги крови и слезы застыли.

Красно-белое марево боли,

Поглотившее подлость и верность

Отпустило навеки обоих,

Но оставило несоразмерность

Безграничной любви и измены,

Безразличия и обожания.

Пусть и резал себе он вены,

Мало этого для покаяния.

А она его так любила....

А он подлый был с ней и неласковый...

Все сровняла в мгновенье могила.

Застрелилась моя Бениславская.

Благодетель

 
Вот спасибо за пояснения! А он тут, конечно, ни при чем. Он со своим шайгалом к системе тотальной коррупции (а не халатности и разгильдяйства) не имеет ни малейшего отношения. Он каждый день с болью в горле ест с икрою бутерброд и думает "как там народ". Радетель. Благодетель. Какие же там в Кремле все мрази - зажравшиеся и зарвавшиеся.


Вот он - результат 32 лет деятельности ушлепков, стоящих у кормила нашей страны.

После перестройки убили полностью институт госприемки и за бабло последние 25 лет подписывают все приемочные документы. Ни одного ТЦ за эти годы не сдано без критических недоделок по системам противопожарной безопасности. Это я Вам ответственно говорю, как эксплуатационщик с 35 летним стажем. Та самая коррупция, с которой якобы борются, уносит и будет уносить жизни наших близких, спасибо перзиденту и прочим шойгам за это. Лично. Думаю, они перекрестились (они ж шибко верующие у нас), что это случилось ПОСЛЕ якобывыборов.

Веселый

Общая структура истории готова

Итак, у нас есть три ряда событий с официальными датами:
- выкуп сеньоральной десятины ленниками-помещиками, 1848-1854 гг., в основном;
- синхронное назначение фиксированной барщины крестьянам, в России это 1861 г.;
- выкуп земли крестьянами; с 1848-1861 года добровольный, с 1883 года принудительный.

Чтобы восстановить весь ход событий, этого достаточно. Здесь два отдельных этапа.

ДВОРЯНЕ:
Сначала получают обязанность платить десятину наверх, а затем - право от нее откупиться.

КРЕСТЬЯНЕ:
Сначала получают обязанность отрабатывать барщину, а затем - право от этого откупиться.

Это - система. На каждом таком этапе происходит децентрализация племенной иерархии.
Полная последовательность этого куска истории выглядит так:

Collapse )